Николай Толстых — Не доверять и проверять

87a26505

Николай Толстых

Поводы для скромных выражений радости уже имеются, господа. Нам, конечно, стоит быть сдержанными, однако похожие на демократические, столкнувшие двух достойных кандидатов выборы – для нашей страны событие. А уж если речь о подобных выборах на пост главы РФС, то самое время заявить о прорыве. Ранее Союз такой прозрачной и конкурентной борьбы не знал.

Можно облегченно выдохнуть. Ну вот хотя бы оттого, что со смутой времен правления Фурсенко и кое-каким ее наследием будет покончено. Очевидно, самый одиозный президент РФС узрел в Толстых опасного конкурента, идеологического соперника – и ловкими юридическими постановлениями убрал с пути будущего преемника, расправившись с руководимой Николаем Александровичем ПФЛ. Оттого можно не сомневаться: ответная реакция Толстых – из-за реваншистских настроений, идеологии ради, не важно – последует незамедлительно. Это уже заметно по декларациям: Толстых недоволен как новой системой чемпионата, так и новым лимитом на легионеров.

Но больше оптимизма вселяет то, что Толстых собирается не только декларировать, но и действовать. А ведь в лице нового президента хочется видеть больше исполнительной, нежели законодательной власти. Давно подмечено: в целом задумки, планы, законы и речи Фурсенко – толковые, но добротным делом красное словцо экс-президента не подкреплялось. А за Толстых не постоит. При его активном участии, собственно, и был построен профессиональный футбол в России – уже один этот из многих реализованных трудов Николая Александровича наглядно характеризует его работу. А уж сколько идей не воплощены в жизнь! Благо, теперь инструмент у Толстых имеется. Он получил власть.

Бес побери, да как же здорово, что эта власть досталась хоть кому-то! Это же прекрасно, что нет зиявшей после Фурсенко пустоты. Нет больше кавардака, мучавшего российский футбол во временном вакууме от финального свистка матча с Грецией до 3-го сентября. Наш футбол получил хоть и сухое, жилистое, довольно мрачное, но лицо. А был он обезличен – ровно так же, как и ТВ-аккредитации на матчи Премьер-лиги, выданные мне и прочим работникам «НТВ-Плюс». Эти картонки – без фото и фамилии – являлись для меня символом царившего хаоса. Впрочем, аккредитация будет висеть на шее до конца сезона как напоминание: власть только-только обрела своего владельца.

Но власть хотя бы не растворяется в воздухе, не эксплуатируется закулисно, а отправляется в руки волевого, жесткого руководителя.

И есть уверенность, что она его не развратит. А может ли вообще что-либо развратить человека со столь пасмурным выражением лица? Что или кто может сбить с курса менеджера, заработавшего репутацию честного, принципиально неподкупного профессионала не когда-нибудь, а в те самые 90-е? Что или кто может прогнуть характер бывалого политика, спотыкавшегося, но настойчиво шедшего к этой должности почти полтора десятка лет? Да вряд ли что вообще в силах выбить из колеи мужа, уже пережившего потерю жены…

О своеобразной, но безупречной репутации Толстых как борца с футбольными нечистотами всегда было модно говорить. Но не всегда эти дифирамбы подкреплялись примерами. Одним из таких пару лет назад поделился коллега, в 90-е работавший в структуре «Динамо». Он находился на должности пресс-атташе, которую занял – внимание! – исключительно из желания поработать с человеком и руководителем Николаем Толстых, тогда уже овеянным легендами. Это к вопросу об умении тянуть за собой людей, вдохновлять их, что для главы, для лидера свойство первостепенное. Так вот, по рассказам знакомого, Толстых люто сражался с договорняками, понятное дело, не обходившими в ту пору и «Динамо». Но иной раз Николай Саныч перегибал палку, устраивая игрокам выволочку за проигранные честно, без каких-либо подоплек, матчи чемпионата. Мнительность Толстых, его бесконечные теории заговоров стоили динамовцам нервов, а иногда и места в команде – и это, конечно, руководителя не красит.

Но вот что подумалось. Для инертного доселе РФС, лишь формально заявлявшего о «борьбе с отсутствием спортивной борьбы» или попросту уходившего в тень при скандалах, даже такая вот мнительность, подозрительность, недоверчивость к происходящему – гораздо лучше, нежели бездействие. В переводе с русского ругательного это звучит так: лучше перепроверить, чем недопроверить. По признанию коллеги, это в стиле Толстых – не доверять и проверять.

P.S. К вопросу о компетентности нового президента. Толстых – не только спортивный менеджер с почти тридцатилетним стажем. Не многие в курсе, что до начала этой карьеры он закончил другую, футбольную. Финалист Кубка СССР, участник еврокубковых матчей, все десять лет своей игроцкой карьеры полузащитник Николай Толстых провел за одну и ту же команду – «Динамо». И это также к вопросу о принципиальности и преданности делу.

P.P.S. Немного о развращенности футбольной власти, оставившей Толстых наследство в 800 млн рублей долга. Николаю Санычу такая деморализация точно не грозит. Если кто не знал, он по-прежнему ездит на метро. Человек, умеющий экономить время, практически наверняка умеет экономить и деньги.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *